Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:02 

А улитки всё ползут)

.Чай.
Парадокс жизни в том, что в ней от тебя ничего не зависит и в то же время лишь от тебя зависит... всё....
Название: Забытое лето
Автор: Санаэ Хинори
Бета: нет.
Рейтинг: G
Фендом: Natsume yujinchou, Nurarihyon no Mago
Персонажи: Рикуо\Кана, Нацуме, семья Фудзивара, Мадара, Юра, Киёцугу, Шима, Кана, Тории, Маки, Цурара, Курата, Куротабо ну и какие аякаши нужны будут по ходу.
Жанры: Джен, Ангст, Мистика, Повседневность, Учебные заведения
Предупреждения: OOC, Насилие
Размер: походу всё-таки утрамбуюсь в миди
Дискламер: открещусь от всего кроме имени.




В главном доме клана Нура стоял небывалый гвалд. Нет, там никогда не было особо тихо, за исключением особых моментов, но сегодня, казалось, каждый живущий здесь аякаши орал во всё горло. И среди всех этих переговоров и обсуждений слышалась только одна фраза "Мадара привёл ЧЕЛОВЕКА!"
Рикуо со стуком отложил ручку и взял меч. Это что-то уже из ряда вон. Ладно непочтение, он Мадаре в шесть раз пра- правнуки годится. Ладно постоянные пьянки и неподчинение. Саказуки они не пили, да и родом Мадара из такой глухомани, что про телефон даже и не слышал, у них там одно развлечение. Работу он свою выполняет, остальное не важно, но это... Рикуо на три четверти человек, нурарихён, ему положено дружить с людьми и куралесить. Но вот этот зарвавшийся лис мог притащить человека только с одной целью...
Юный глава со всей решительностью вышел из комнаты, да так и застыл в проходе, едва успев посторониться, чтобы пропустить Мадару. За ним безвольной тряпочкой шаркал Нацуме-кун, даже не пытаясь сопротивляться.
- Стой здесь, - приказал несносный лис и решительно, но с почтением, отворил сёдзе комнаты нынешнего главы клана. Это вывело Рикуо из ступора и он кинулся разбираться.
- Главнокомандующий, - ёкай глубоко поклонился хозяину комнаты, сидя на коленях, - Смиренно прош...
- Мадара, по какому праву, ты творишь всё что тебе вздумается?! - рявкнул Рикуо в момент появившись рядом. Где-то в стороне шарахнулся Нацуме-кун.
Старый лис не двинулся с места, размышляя что делать. Он безмерно уважал главнокомандующего, но не его недоноска внука.
-Мада... - начал было молодой глава клана, но его оборвал сам Нурарихён.
- Рикуо, ты пугаешь нашего гостя, - старик поднял недовольный взгляд на своего приемника, - Иди в свою комнату успокойся.
Мальчик молча кивнул, через секунду скрывшись за поворотом.
- Что касается тебя, Мадара, - мужчина неспешно отложил трубку, и взглянул в глаза наконец поднявшего голову лиса, - ещё раз нарушишь хоть один человеческий закон или приведёшь в этот дом человека, в зале собраний появится прекрасный белый ковёр.
На лице подопечного второго главы не дрогнул ни один мускул, старик выдержал паузу и добавил:
- Разумеется, если этот человек сам не захочет сюда попасть, - он прикрыл глаза и и сложил руки на груди, спрятав в рукавах, - Если ты меня понял, иди принеси нам чаю.
Лис в облике девушки ещё раз поклонился и скрылся в коридоре. Старик проводил его взглядом и, улыбнувшись поманил к себе спрятавшегося за створкой двери ребёнка:
- Извини за эту сцену, Нацуме-кун, мой сын был хорошим другом и полководцем, но так и не смог никого здесь научить хорошим манерам. Ну же, проходи.
Мальчик вздрогнул, услышав своё имя и аккуратно заглянул в комнату. Старик внутри не выглядел устрашающим или опасным. Он производил впечатление прожившего интересную жизнь и находящего что-то интересное даже в каждом дне своей старости человека. Вернее аякаши. Его голова была слишком длинная для человека. Значит... Значит это особняк аякаши, а это его хозяин - Нурарихён. Тогда сопротивляться нет смысла, да и бежать тоже. Только вот интересно...
- Откуда вы знаете мою фамилию? - донеслось из-за створки.
- Ты очень похож на свою бабушку. Помню она навела шороху в свой единственный приезд. Мой сын устроил большую пьянку сразу как она уехала, - мужчина ностальгически хихикнул, явно вспоминая подробности, но внезапно перевёл печальный взгляд на мальчика, - Соболезную твоей утрате.
По мимо воли пальцы Нацуме сжали край створки, а в глазах появились непрошеные слёзы. Он опустил голову, чтобы скрыть глаза за чёлкой, как вдруг услышал шорох совсем рядом. Внезапно его окружил запах сакуры, сакэ и дорогого табака и как-то запоздало мальчик понял, что его обнимают чьи-то сильные руки. Нет никакой возможности вырваться, да и не хочется. Он закрыл глаза и по щекам прокатились горькие слёзы, а низкий приятный голос повторял где-то над головой:
- Плачь, плачь, так будет легче.

Они так простояли минут сорок, пока Такаши не успокоился окончательно. Удивительно, но в длинном коридоре за это время не появилось ни души. Мальчик с трудом отнял раскрасневшееся лицо от промокшего кимоно и поднял глаза. На него смотрел красивый высокий златоглазый аякаши так похожий на того ночного гостя, но явно старше. Пышная грива золотистого с чёрными прядями цвета обрамляла лицо, и в глазах его было что-то настолько непривычное и знакомое, что у мальчика кольнуло сердце. Много лет спустя так будет смотреть Фудзивара Шигеру, когда в первый раз увидит заплаканного и перепуганного очередным ночным кошмаром Такаши. Но в тот момент Нацуме так и не понял, что это было. Не понял он и как посреди комнаты оказался чайный поднос с термосом и сервизом на двоих. Аякаши по хозяйски прошёл внутрь и, подёрнувшись сизой дымкой, пропал. На его месте сидел всё тот же лысый старик Нурарихён и мягкими движениями готовил чай. Только мокрое пятно на груди доказывало, что это он стоял минуту назад в коридоре. Мужчина поймал взгляд Такаши и улыбнулся.
- Это был облик. Ты же не думал, что аякаши все как на подбор всю жизнь выглядят как эти... би... бю... забыл... Ну как эти... смазливые мальчики из телевизора, - наконец-то нашёлся старик и продолжил своё занятие.
Мальчишка присел рядом, внимательно наблюдая за жилистыми руками старого дай-ёкая.
- Говори, не стесняйся. Я тебя не съем за глупые вопросы, - улыбнулся мужчина.
Мальчик чуть помялся, но под немного строгим взглядом ёкая наконец выдал:
- А разве вам можно по положению заваривать чай самому?
Чайник завис над чашкой. А через секунду старый Нурарихён разразился громогласным хохотом. В углах зашевелилась закопошилась темнота. Из под досок послышались шепотки.
- По твоему раз я глава сильнейшего в Японии клана аякаши, то не должен сам и пояс на кимоно завязывать?! - мужчина продолжал хохотать так, что даже чашки с опаской посмотрели на своего господина. Мальчик испуганно икнул, встретившись с одной из них взглядом и едва не упал на спину. Заметив это Нурарихён успокоился и продолжил своё дело, - Нацуме-кун, если всё сваливать на других, однажды былой силы в руках не останется. Только дутая слава. Да я и сам чай заваривать умею. Чего мне лишнего Кеджеро с невесткой гонять? Держи.
Старик протянул мальчику чашку. Та дружелюбно улыбнулась. Такаши сглотнул, но принял... мононоке. И задумался, а стоит ли подносить такое ко рту. Живое же. Может и обидеться.
- Чашка - это чашка. Всё чего она хочет - быть полезной. Даже если она имеет душу. Ты её обидишь, если не будешь пить, - заметил Нурарихён, отпивая из своей. Та довольно прикрыла глаза.
Такаши последовал его примеру, предварительно извинившись.
- Честно говоря, Нацуме-кун, я хотел с тобой кое о чём поговорить, - мужчина отставил опустевшую чашку на поднос и строго посмотрел на ребёнка перед собой, - Ты понимаешь, почему Мадара привёл тебя сюда?
Такаши задумался. Съесть? Нет. Нурарихён обещал, что его никто не тронет. Старик нурарихён тоже говорил что-то такое. Если бы Хатагами-сан хотела его съесть, вряд ли бы тащила сюда и водила по всему городу с друзьями. Работа телохранителя этого же не включает, верно?
- Нет, - мальчик уткнулся в чашку. Он уже вообще ничего не понимал. Онмёдзи, аякаши, люди. Он-то тут вообще причём? Просто из-за того что он может их видеть? Да далась ему такая сила! Даже за даром не нужна. И жизнь такая тоже. Забирайте кто хочет!
- Он беспокоится за тебя, - участливо заметил аякаши.
- Потому что знал мою бабушку? - буркнул мальчик. Слабо верится, чтобы аякаши дружил с человеком.
- Потому что был её другом. - вздохнул Нурарихён, - Видишь ли, говорить и люди и аякаши могут всякое, но сердцу не прикажешь. Он далеко не первый, кто привязался к человеку. И далеко не первый, кто рассказывает о жутких битвах и приставучих людишках.
- Я-то тут причём? - Такаши уставился в кружку, - Я ни Хатагами-сан, ни бабушку никогда не знал.
- Дружить - это значит помогать друг другу в трудную минуту. Даже если это правнуки твоего друга, они - продолжение его жизни, - тепло и устало улыбнулся старик.
Мальчик невидящим взглядом смотрел на дно опустевшей чашки. Нурарихён продолжил строже:
- Мадара не может забрать тебя у опекунов или увести в мир ночи. Это запрещено законом. Да и неправильно будет, но твоё состояние беспокоит его. Он не видит в тебе сил и желания жить. Аякаши охотятся именно за такими.
- Так он боится не сдержаться? - зло прервал Такаши.
- Он боится, что ты всё-таки прыгнешь с крыши, - жётско парировал собеседник.
Такаши вздрогнул. А это-то то откуда ему известно?
- Я оступился, - выпалил мальчик, предчувствуя шквал нотаций. И как-то вылетело из головы, что можно не лгать. Его толкнули. Какой-то странный призрак. И уже с криком повиснув на ветке, он понял, что вот так просто можно было всё закончить. А потом был пустырь и шикигами Кейкайн. И он перестал что либо понимать вообще. На этот раз окончательно.
- Призраки на людей просто так не кидаются, - заметил Нурарихён. И Нацуме стушевался окончательно. Старик потянулся к чайнику - Реальность - злая штука, но ночь не вечна. Она вечна для тех, кто живёт в ночи.
- Как я... - прошептал Такаши, глядя как золотистая жидкость наполняет довольно жмурящуюся кружку в его руках. Гладь чая успокоилась и в ней отразилась луна.
- Тьма никогда не бывает непроглядной. Другое дело, что не все хотят видеть свет, - заметил старик. Ветер принёс тонкий запах сакуры с улицы. И как-то вдруг Такаши заметил, что они сидят возле выхода на террасу, а в небе висит огромная полная луна и чай приобретает какой-то нереальный цвет от смешения её серебристых и привычных жёлтых лучей комнатной лампы, а сидящий напротив старик выглядит как-то зыбко и потусторонне. И внезапно Нацуме понял, что именно главнокомандующий аякаши находит такого интересного в своей старости. Он любуется всем миром. И наивностью Хатагами-сан. И, наверное, его страданиями тоже.

А теперь вопрос: надо ли пихать в эту главу ещё что-то или не стоит?


@темы: Фанфикеншен, Нац, Моё творчество, Забытое лето, Внук

URL
Комментарии
2016-04-05 в 22:13 

БК-тем
Весь мир - Теория Абсурда... на практике
Коврик из Мадары сделать - это еще та угроза))) Кому страшнее придется? Ему, или тем, кому потом по этой коварной шкуре ходить бы пришлось?)
Обожаю, как Нурарихён всех строит и объясняет! Желание живой посуды быть полезной - то, что меня всегда гладит по шерстке (от смысла жизни не уйдешь же))

2016-04-05 в 22:43 

.Чай.
Парадокс жизни в том, что в ней от тебя ничего не зависит и в то же время лишь от тебя зависит... всё....
Обожаю, как Нурарихён всех строит и объясняет!
То есть он получился вхарактерным?

URL
2016-04-05 в 22:56 

БК-тем
Весь мир - Теория Абсурда... на практике
То есть он получился вхарактерным?
Более чем!

2016-04-05 в 23:07 

.Чай.
Парадокс жизни в том, что в ней от тебя ничего не зависит и в то же время лишь от тебя зависит... всё....
Более чем!
Ура! Как думаешь, стоит ли добавлять дальше в эту главу что-то или нет? В смысле стоит ли писать продолжение в эту главу?

URL
2016-04-05 в 23:13 

БК-тем
Весь мир - Теория Абсурда... на практике
В смысле стоит ли писать продолжение в эту главу?
С одной стороны - жадному глазу всегда мало. Но с другой - лучше новую главу, чтобы не распыляться.

2016-04-05 в 23:22 

.Чай.
Парадокс жизни в том, что в ней от тебя ничего не зависит и в то же время лишь от тебя зависит... всё....
Есть)

URL
   

Дневник художника

главная